Топовые новости
Случайное

Будущее русской музыки

Будущее русской музыкиПо дарованию и самобытности Мясковский ставил — Прокофьева значительно выше Стравинского, а по месту в будущем русской музыки сравнивал с Вагнером—еще в 1909 году, когда Прокофьев только начинал свой путь.

Живой интерес проявлял Мясковский к западной музыкальной культуре. С большим вниманием изучает он произведения Дебюсси и Равеля. Искусство импрессионизма привлекает его новым освещением жизненных явлений, и прежде всего картин природы, запечатлением утонченных, неуловимых поэтических настроений и мгновений жизни и, конечно, новыми гармоническими и оркестровыми открытиями. Отдавая должное законченности и артистизму формы у Равеля и его ослепительному оркестру, Мясковский все же предпочитает ему Дебюсси, превосходящего Равеля глубиной поэтического чувства, «бездной воображения и бесконечным разнообразием как в формах, так и средствах выражения». «Несравненным поэтом и, быть может, единственным действительно значительным, скажем даже, гениальным композитором современной Франции» считает Мясковский Дебюсси. «Послеполуденный отдых фавна», «Море», «Ноктюрны», фортепианные прелюдии — об этих сочинениях сказано Мясковским немало восторженных слов.

Резкие суждения в эти годы о Рихарде Штраусе и Малере сменяются впоследствии если не личной симпатией, то, во всяком случае, более объективной оценкой и признанием их творчества. Отмечая «несомненно громадную композиторскую технику» и оркестровое мастерство Малера (например, в отзывах о Седьмой симфонии или «Песнях об умерших детях» — в «Петербургских письмах» IX и XI), Мясковский отрицал этическую ценность ма — леровского творчества. По его мнению, в симфонии—жанре возвышенных чувств и высочайших философских обобщений — не могло быть места «обыденному» и «банальному», вульгарной, «сбивающейся на кафешантан» музыке.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Галерея
10566 11487 12242 13851 14110 15987 16816
Специально для вас:
Популярное

Copyright © 2016. All Rights Reserved.