Топовые новости
Случайное

Наступление нового этапа

Наступление нового этапаВ годы, непосредственно последовавшие за появлением последней, гениальной «Патетической симфонии» Чайковского, в истории русской симфонической музыки явственно обозначилось наступление нового этапа. После 1893 года нарушилось прежнее равномерное, «пропорциональное» развитие двух основных ветвей классического русского симфонизма, стала сокращаться широта идейно-художественного содержания, емкость самого симфонического замысла, менее действенным и интенсивным становился процесс образно-драматургического развития. Но вместе с тем в эволюции русской симфонии начали намечаться новые явления. Они выразились в возникновении нескольких примечательных и очень различных произведений — но, как правило,, одиночных в творчестве того или иного композитора. Среди них были Первая симфония Рахманинова и Первая симфонии Калинникова (1895), Шестая симфония Глазунова (1896) и Четвертая, до-минорная симфония Танеева (1898). Все говорила о том, что русская симфония оказалась в этот период на распутье.

Наиболее крупное явление в русской симфонической музыке второй половины 90-х годов — это, конечно, цикл зрелых симфоний Глазунова. В большинстве из них композитор выступил как завершитель одной из ветвей русского классического симфонизма — симфонии героико-эпического типа, созданной Бородиным. Показательна в этом смысле, например, великолепная Пятая симфония Глазунова, особенно ее крайние части — величественное, героичное по характеру главного музыкального образа сонатное allegro и народно-массовый, богатырский в своей мощной ритмической энергии финал. Его заключительные страницы вызывают непосредственные ассоциации с гениальной Интродукцией глинкинского «Руслана», с солнечным финалом — прославлением Ярилы в «Снегурочке» Римского-Корсакова. Однако, при всех своих оригинальных и ценных глазуновских чертах, Четвертая, Пятая, Седьмая симфонии этого композитора в концеп — ционном отношении представили собой некие варианты бородинского симфонического цикла (лирически смягченного — в Четвертой, пасторального — в Седьмой). При этом они уступали образцу в действенности и монолитности воплощения замысла. Атмосфера общественного идейного подъема 60-х годов, явившаяся мощным стимулом расцвета русского классического симфонизма, нашла в творчестве Глазунова лишь ослабленный отзвук.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Галерея
10566 11487 12242 13851 14110 15987 16816
Специально для вас:
Популярное

Copyright © 2016. All Rights Reserved.