Топовые новости
Случайное

Оперная драматургия

Оперная драматургияВ поисках новой оперной драматургии Прокофьев, как известно, обратился к приемам, напоминающим киномонтаж. Целью последнего является драматургическая и композиционная «подборка» кадров, установление их временных соотношений, чередований крупного и общего планов для большей выразительности целого. Возможности, открывающиеся с применением этого метода в музыке, отлично ощущались Прокофьевым. С. Эйзенштейн вспоминает, как Прокофьев, работая с ним над созданием «Александра Невского», ухитрялся «с двух-трех пробегов фильма схватить эмоциональность, ритм и строй сцены с тем, чтобы н а — завтра запечатлеть музыкальный эквивалент изображения— в музыкальную партитуру»1. Работа с таким выдающимся мастером, как Эйзенштейн, несомненно способствовала еще более смелому использованию Прокофьевым подобных же приемов в оперном искусстве. Драматургическое своеобразие «Повести» не ограничивается, однако, «монтажом кадров» как принципом строения сцены; приемы кино более глубоко повлияли на драматургические особенности оперы. В ней возникли типичные для кино «наплывы»: на сцене «ожили» персонажи, присутствующие лишь в воображении действующих лиц. Именно таким путем уже во второй картине вводится образ Ольги (сцена с фотокарточкой), которая как действующее лицо появляется лишь в последней картине оперы. «Персонифицированы» мысли героя в сцене бреда, где в монолог Алексея введены реплики Матери, Василия Васильевича, Андрея, и монолог тем самым перерастает в своеобразный ансамбль. Композитором здесь широко применяются сложные «ассоциации по смежности», связующие эпизоды — «кадры». «Ноги мои», — стонет Алексей, и почти с этих же слов Матери («Ноги, ноги береги, Алеша»), которые слышит Алексей, начинается новый эпизод-«кадр» сцены.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Галерея
10566 11487 12242 13851 14110 15987 16816
Специально для вас:
Популярное

Copyright © 2016. All Rights Reserved.